Газета "Якутия": "Кроме театра, другой жизни нет". Интервью Анатолия Николаева

«Кроме театра, другой жизни нет»

Заслуженный артист РФ, народный артист РС(Я), лауреат Государственной премии имени Платона Ойунского Анатолий Павлович Николаев был директором Саха академического театра с 1998 года. А преемника себе он готовил уже давно.

Экзамен на профпригодность

— Самое большое наше достижение за минувшие 22 года? Так мы же вплоть до XXI века были бездомными. Строительство собственного здания началось лишь в 1998-м. Вот это и есть самое большое достижение, а то, что два года пришлось контролировать весь процесс, не имея никакого касательства к стройкам, было, можно сказать, экзаменом на профпригодность.

Тогда же, в 1998-м, мы отправили на учебу в свое родное Щепкинское училище нашу пятую студию. Тогда там проректором по учебной части был Владимир Прохорович Селезнев, воспитавший не одно поколение якутских артистов. Мы все у него учились, и нам было важно, чтобы эта студия училась в наших родных стенах. Это ведь наше будущее.
Кстати, Петр Макаров как раз из этой студии. Позже он закончил ещё Российскую академию театрального искусства (ГИТИС) по специальности «менеджмент театра». А в общей сложности мы его готовили три года, потом он ещё год был на должности заместителя директора, чтобы постичь все «от» и «до». А как иначе?
Директор должен знать театр изнутри, вникать буквально во все. В нашем деле мелочей нет. И кроме театра, другой жизни тоже нет. Нас так учили. «Вы должны быть гражданами своей нации, своей республики, своего государства и рода человеческого», — говорили нам наши преподаватели.

«Подняться ещё выше»

— Служение своему народу — очень большая ответственность.
Поэтому так важно, чтобы коллектив поддерживал своего директора. Один ты на этом посту ничего не сделаешь, не сможешь. У меня, к счастью, эта поддержка была. Есть она и у Петра.

Важно сохранять преемственность поколений. Мой предшественник Степан Иннокентьевич Емельянов — щепкинец, как и Александр Алексеевич Габышев, при котором на волне успеха спектакля «Желанный голубой берег мой» наш театр достиг небывалых высот.
В 1985-м, когда спектакль Андрея Саввича Борисова — дипломный спектакль! — показывали автору повести «Пегий пёс, бегущий краем моря» Чингизу Айтматову, он сказал, что мы подняли свою планку очень высоко. «Удержаться на такой высоте будет трудно, — сказал он. — А падать с такой высоты — очень больно, поэтому постарайтесь удержаться». Держимся до сих пор. Но хочется подняться ещё выше. Останавливаться нельзя.

Театр отвечает за духовное развитие республики. Он сам — воплощённый дух народа, дух нации. Все, кто возглавлял республику, это понимали — Михаил Ефимович Николаев, Вячеслав Анатольевич Штыров, Егор Афанасьевич Борисов, Айсен Сергеевич Николаев. Понимали и всегда поддерживали.
Национальный театр существует для того, чтобы народ не исчез, чтобы сохранил «душу живу» и шел по пути развития, прогресса.
Наш язык, наши традиции, наше самосознание, наша история, наше вчера, наше сегодня и наше завтра — вот что такое театр.
От уборщицы и контролёра до директора и художественного руководителя — все работают на это, осознавая важность своей миссии.
Это не высокие слова, а наша сегодняшняя реальность, ведь сейчас мы стоим вровень с самыми именитыми театрами Европы, Азии, Америки. Мы, народ с численностью меньше полумиллиона, ведём разговор на равных с театрами многомиллионных наций. Все наши достижения — это достижения народа саха, и наша задача, наша высшая цель — донести до людей посредством театрального искусства нашу уникальную культуру, наш уникальный язык.

«Возвращение к истокам»

— По мере сил собираюсь помогать Петру в его трудной работе — я у него сейчас заместитель.
Наши предки носили своих старцев за спиной, чтобы те поддержали их советом в трудную минуту. Но советовать — не значит вмешиваться. У него свои планы, своя стратегия. И коллектив в него верит.
Мы, артисты, приходим в свой храм, чтобы внести лепту в общее дело — создание спектаклей, которые, как нам бы очень хотелось, жили в памяти поколений, помогали бы людям найти точку опоры в этой непростой жизни. Но для этого каждый его участник — и рабочий сцены, и бутафор, и осветитель, и артисты с режиссером  должны вложить в него все без остатка. Совмещать это с директорством нелегко. У директора нет выходных, нет праздников. На работе разве что не ночуешь. Где тут о роли думать — роли, которой надо отдаваться всецело. Зато сейчас… Громко говорить не хочу, но признаюсь, что очень рад «возвращению к истокам».

Кюннэй Еремеева