sakhalife.ru: Болезненно и беспощадно: о подноготной «якутского капитализма»

Болезненно и беспощадно: о подноготной «якутского капитализма»

В Саха театре состоялась премьера горьковской «Вассы».

Второй вариант литературного текста Горького «Вассы Железновой» открыл телескопической близостью всю подноготную «якутского капитализма». Мы не раз упоминали в предыдущих своих рецензиях, что как бы ни был далек литературный оригинал от дня сегодняшнего, Сергею Потапову удается его сделать продуктом «contemporary art» наших дней. В этот раз он смог заглянуть и немного дальше. “Что ждет безумный «якутский капитализм» в недалеком будущем?” − и такой вопрос был задан режиссером этим спектаклем. Однако в режиссерском предсказании узнаваемо многое из складывающейся мозаики дней сегодняшних. Это действует пугающе и настораживающе на зрителя. Тема, как оказалось, настолько близкая и болезненная, что мы были даже впервые удивлены нагруженностью зрительских аплодисментов мыслями в конце постановки. Сам выход артистов на сцену после спектакля, с «масками» образов своих персонажей, стал мини продолжением рассказанной истории, эмоциональным посылом артистов якутскому зрителю.

Напомним читателям, что сюжетная линия и текстовые расхождения с горьковскими были минимальные, но концептуальные: это метко переделанные имена героев под якутский лад и смысловые режиссерские ходы некоторых реплик на грани иронии и трагифарса, оставляющих смысловое послевкусие к образу героев и спектакля в целом. Содержательность коллизий, соединенная с горьковскими «слабостями»  описания темной стороны человеческой натуры действительно принадлежат его перу, а в координатах нашей якутской современности выглядят пугающе реальными… Горький «как в воду глядел» и предупреждал о природе самой несправедливой «буржуазной общественно-экономической формации». Не ждали мы и не гадали, что тема «классовой борьбы», заостренная во втором варианте пьесы Максима Горького станет не идеологическим обличением советским строем власти капитала, разрушающего семью и всю нравственную систему координат, а актуальнейшей правдой нашей современности. Приходится признать, что мы собственно попали и живем в самом несправедливом экономическом строе − капитализме, который выбирает из человека все лучшее, оставляя низменное.

И в такой безнадежной ситуации единственной опорой рассыпающейся семьи становится − мать, Васса Железнова («Тимир Баасса» на як.), сыгранная Изабеллой Николаевой. У Горького в пьесе никакой надежды на зрелые мужские образы. Все они «согнулись» под обстоятельствами, выбрав инфантильное и алкогольное небытие, разведенное у режиссера современным пристрастием молодой поросли и к наркотикам. Гнетущая семейная атмосфера рушащихся надежд не останавливает Вассу ни перед чем, собственноручно заставляя мужа, бывшего речного капитана (сыгран Геннадием Турантаевым), представленного публике окончательно разложившимся домашним пьяницей, выпить яду. Турантаев был неподражаем. Постановщикам удалось пройти тонкую грань отзеркаливания героев пьесы столетней давности аутентичными «экземплярами» из нашего окружения. Мещанская атмосфера России рубежа прошлых двух веков «благополучно» смоделирована на урбанистической якутской почве и перенесена в первую половину XXI столетия. Пугающие параллели, ужасные прогнозы, но к ним стоит внимательно прислушаться и искренне отдать отчет в том, что Есть…

Образ якутской матери подкупает зрителя. Изабелла НиколаевА смогла внести знакомую якутам этническую «социальную пластику», в образ «железной бизнес-леди». Но эта пластика мерцала, обуреваемая жесткой реакцией на массу внешних жизненных обстоятельств, которые ничего хорошего не приносили. Настолько суров был Горький в своем литературном замысле. Общая гнетущая атмосфера, нарастающая с каждой минутой почти физически передавалась зрительному залу, который естественно сочувствовал главной героине, наверное по-женски, по-якутски, несмотря на «классовую разобщенность» как говорили раньше)). Образ якутской Вассы несомненно станет нарицательным! Есть что-то в нем от нашего современного социального кода якутской женщины, зафиксированного и у якутских классиков, и у реальных современных Васс, которых вы можете встретить в своем окружении.

Надеемся зрителю понравился режиссерский выбор актеров на роли. Мы бы не стали выделять кого-то отдельно. Ансамбль сложился. Символический посыл, отменяющий литературный оригинал концовки пьесы Максима Горького, дарит неопределенность. Единственный внук Вассы сидит и играет на смартфоне, все остальное и все остальные меркнут с уходящим светом в небытии. Потапов оставляет зрителю какую-то надежду. Что станет с мальчиком, после смерти “дьиэлээх хотун”− Тимир Баассы? Ответы якутское сообщество будет писать само.

Не стоит постоянно «требовать» от режиссера «нетарантиновского» стиля в его постановках. Давайте назовем все своими именами. Сергей Потапов принадлежит сознательному поколению, совпавшему с возрождающимся капитализмом и крутыми социальными изменениями 90-х. Это поколение оказалось самым чувствительным к ломке и смене парадигм. Только сейчас начинают приходить смыслы. Для России эти годы стали прямым откатом к власти денег. Вместе с тем, именно в те годы ментальность преобразуемого советского субъекта вобрала в себя причудливое единство: — советской идеологии, в которую уже не верили, но нормы остались; — достаточно поверхностно модернизированного этнического сознания, сохранившего подсознательные пласты мифологического и — яркого, супермифологизированного массового сознания, активно транслируемого попкультурой тех лет.

Если в двух словах охарактеризовать тот период терминами культурных парадигм национального региона, то это было начало органического культурного осовременивания, мы его называем этномодерном, питающим современное искусство Якутии экзистенциальным желанием сбыться в тех формах культуры, которые ранее принимались подчас внешне, чей онтологический статус не апеллировал к проблеме использования как этнического символизма сознания, так и универсального метафизического символизма. Современный культурный процесс в Якутии − это активное  завоевание еще незавоеванного модерна своими собственными культур-формами, основанными на этнической ментальности и социокоде саха. Последний, к месту будет сказано, был символически отражен сценографическим решением рассматриваемого спектакля. Режиссер сам рассказал нам об этом во время антракта. Это по его замыслу была условная «спираль генетического кода» саха, составленная Семью светящимися чоронами.

Новая постановка заставляет задуматься, она никого не оставит равнодушным. Темы близкие и понятные современным якутам. Вибрации от «звонка» Тимир Баассы еще будут долго будоражить общественность.

фото С. Барабановой

текст А. Пудова

ссылка: https://sakhalife.ru/ona-uzhe-pozvonila-k-vam/?fbclid=IwAR1Uh5dxLCFtNY5y0ha9PaOLiWJG4hnwxe35TtOJEgAEOc0n05EfX5mBlMI