Сата: вызов рождения нового Человека в атмосфере ужаса кровавой бойни (краткий обзор)

Фестиваль «Сата 2018»

Сата: вызов рождения нового Человека в атмосфере ужаса кровавой бойни

(краткий обзор)

28 марта завершился 10-й юбилейный республиканский театральный фестиваль «Сата» в г. Нюрбе. Оказывается, уже прошло 25 лет с первого фестиваля, который прошел в Нюрбе в далеком 1993 году. Как вчера помню завораживающую атмосферу того фестиваля, придуманного организаторами как свободная площадка молодых, ищущих свой путь в театральной среде, открывающих новые горизонты в своем творчестве, выдвигающих новые эстетики, свое видение и оригинальное мышление, новый театральный язык. Тогда организаторам удалось собрать всех профессиональных театров, обхватив тем самым все театральные направления в Якутии.  Пригласили народные театры, которые ставили и кукольные спектакли и олонхо. Участвовали тогда и молодые кинематографисты, смело заявившие о себе в те годы. Сейчас я очень горжусь тем, что мое поколение в течение многих лет не устает  от поисков нового, стремлений к вершинам творчества и до сих пор удивляет современностью и открывает новые имена. И сейчас фестиваль «Сата» не утерял главную идею первого фестиваля и является началом творческой зрелости молодых режиссеров, актеров, новаторских идей, удивительных открытий. Сата – это камень, обладающий магической и волшебной силой, способный вызывать бурю, снег и дождь. Кажется, что через каждые два года участники едут на фестиваль, чтобы зарядиться энергетикой этого камня. А мощную силу камня Сата обязательно чувствует каждый, участвовавший на фестивале и каждый раз фестиваль обретает неповторимый дух, сплетенный из мыслей, времени и болевых точек нашей жизни.

Программа 10-го фестиваля была насыщенной: каждый день начинался с обсуждения спектаклей предыдущего дня, в день просматривали по 4 спектакля (всего 15 из 16 заявленных, в последний день в связи с трауром детский спектакль Нерюнгринского Театра актера и куклы был отменен), работал режиссерский клуб, были проведены мастер-класс и дискуссия на тему «Театр Европы и театр Азии в XXI веке: пути развития. Точки соприкосновения и различия». Радовало то, что, несмотря на расстояния и финансовые затруднения, в этом году участвовали почти все театры Якутии. Появилось много молодых интересных актеров, вдумчивых молодых режиссеров. Еще радовало то, что молодежь ищет хорошую драматургию, некоторые режиссеры сами пробуют писать пьесу. Несмотря на тяжелую атмосферу в стране, связанную с трагедией в Кемерово, каждый день фестиваля получился интересным, плодотворным. Даже весь первый день, проведенный в пути из-за поломки транспорта (попали только во второй день фестиваля), предвещал о том, что нас ждут трудности еще круче или мы должны были столкнуться с проблемами вселенского масштаба. Так и оказалось. Ведь театр — лучшее отражение самой жизни. Место, где можно сидеть и рассуждать о наболевшем, о жизни вообще и разбираться в том, что происходит с нами и с нашим обществом.

Репертуар нынешнего фестиваля на первый взгляд пугал жестокостью, кровавым сюжетом. «Ричард III» У. Шекспира – белая стена, обозначающая чистоту души в конце спектакля становится красным от крови,  «Перед восходом солнца» С.Омоллоона – на глазах у зрителей пластичными движениями истребляется целое африканское племя, «Страшная месть» Н.Гоголя — страх, вызванный не только сюжетом повести, а «живыми» куклами разного масштаба долго не исчезал из памяти, «Три ночи» по повести Н.Гоголя «Вий» — мистический мир со всей его мощью с помощью визуальных эффектов сотряс весь театр, «Кровавая свадьба» Г.Лорки – весь спектакль от начала до конца был пропитан кровью мести. Эти спектакли как бы отражают весь ужас сегодняшней жизни, превращая все земное в кровавый мир. Страх и ужас охватывают целиком, и начинаешь задыхаться как герои спектаклей «Легкие» Д. МакМиллана и «Марба» А.Күндэ. Но герои этих спектаклей задыхались не от страха, а от другого «ужаса». В первом спектакле герои задыхаются не только от экологически загрязненного воздуха, а от нехватки любви и человеческой теплоты. А в начале спектакля «Марба» герои испытывают нехватку воздуха, как только создалась семья. В конце только понимаешь, что этот спектакль не о том, как маленький ребенок поперхнулся от стеклышка. По гениальной задумке режиссера Юрия Макарова в конце спектакля зритель четко понимает, что мы задыхаемся, потому что теряем родной язык. Финальная сцена, где еще не родившийся ребенок задыхаясь, еле слышно читает всем до боли знакомое со школьных лет и любимое стихотворение «Төрөөбүт тыл» («Родная речь»),  в горле встает комок и ощущаешь невероятной силы сожаление от осознания, что с начала 20 века «свобода» родного якутского языка стала подвергаться различного рода запретам, ограничениям, загрязнениям, даже насилиям. Парадоксально, но главной темой фестиваля стала не кровавая смерть, не человеческая жестокость сегодняшнего дня, а рождение нового человека. Эта тема среди кровавых смертей повторялась во многих спектаклях. Например, в «Легких» герои спектакля хотят родить миру такого идеального во всех отношениях ребенка, ангельски духовно чистого и сильного, чтобы он спас человечество от существующих бед и катастроф. В спектакле «Марба» (а это была внеконкурсная премьера) картина рождения ребенка показана по-мастерски почти реально с мучительно подробным показом от появления  на свет головы новорожденного до отрезания пуповины — ощущение до учащения пульса. В спектакле «Человек» рождение нового человека показана в красивом пластическом решении в двух мирах, как в якутском мировоззрении: сначала в Верхнем, потом в Серединном. Все эти рождения говорят о новом человеке будущего и как бы пророчески предупреждают нас от опасностей, возможных препятствий для продолжения рода человеческого.

А молодые режиссеры Маргарита Васильева, Малик Тойтонов в своих спектаклях откровенно и наивно рассказали зрителям о своих мироощущениях. Удивительно то, что они уловили суть медиативного театра Юрия Макарова. Приятно было наблюдать, как молодые люди свободно перемещаются по мирам. Мне не удалось посмотреть спектакль «Человек» вживую, пришлось наверстать упущенное посредством видео. Но кажется, мне удалось уловить главное, от красивого пластического рассказа режиссера Маргаритой Васильевой, что современный человек саха теряет свои серебряные поводья (көхсүттэн тэһиинин), предназначенный с рождения Человека быть связью с Верхним миром. Вместо этого ему при рождении надевается красный ошейник – символ соблазнов жизни. С появлением цифровой технологии в виде человека с ящиком со смайликами вместо головы, Человек оказывается в хаосе. Потеря духовных ориентиров – самое страшное в жизни человека, способствует появлению безразличия и двойных стандартов.

Из всего увиденного, где тема повторяется, можно рассуждать о том, что на этот раз поведали нам творческие люди, о чем они думают, как воспринимают сегодняшний день. В спектакле «Спектакль» существует театр с говорящим названием «Коробка». В ней актер и режиссер носят форму заключенных. Режиссер рассуждает, где человеку свободно:  в жизни или выдуманном им театре. Но границы между ними почти не уловима. В «Ричарде III» общество помещено в тесной комнате с белыми стенами. В спектакле «Человек» пространство тоже разделено на две части, где основные мизансцены происходят перед ванной, которая превращается то люльку, то в адское озеро.

Если в программе «Маска плюс» фестиваля «Золотая маска» молодые режиссеры России как один человек говорили о страхе, нависшем над нашей страной в спектаклях «Смерть Тарелкина» А.Сухово-Кабылина, «Даниил Хармс. Маршрут №2», «Злачные пажити» А.Старобинец, «Колымские рассказы» В.Шаламова, то наши режиссеры ощутили загнанность человека в закрытое пространство, ограничения свободы человека. В спектакле «Легкие» герои живут в укромном стерильном жилище, где в заднике как символ чистоты выставлен белый экран. В кукольном спектакле «Страшная месть» стеклянный ящик воспринимается как логово бед и страданий или местом смерти. Герой спектакля «Папка» существует в замкнутом помещении – в собственной квартире совершенно в безвыходной ситуации. Действие спектакля «Кровавая свадьба» происходит в полутемном небольшом доме вдовы, где иногда зажигаются свечи, а любовная  сцена освещается светом лампочной гирлянды. Героиня моноспектакля «Мой полет» испытывает тесноту четырех стен собственного дома, своего мирка.

На этом фестивале были приглашены молодые критики Анна Банасюкевич, эксперт многих фестивалей, арт-директор фестиваля молодой драматургии «Любимовка» из Москвы и Оксана Кушляева, редактор «Петербургского театрального журнала», модератор фестиваля «Пять вечеров» из Санкт-Петербурга. Они много ездят по России, участвуют в различных фестивалях и лабораториях. Поэтому нам повезло, о сегодняшнем театре России услышали, узнали больше, а подробные обсуждения, думаю, будут полезны многим.

Итог фестиваля не только выявление победителей. На этом фестивале выявилась тенденция развития новых направлений, как пластический театр (спектакли «Человек», «Перед восходом солнца»), моноспектакль и визуальный театр, представленный режиссером Александром Титигировым. Кстати, заранее не планировалось, но так вышло, что на этом фестивале были показаны четыре спектакля Александра Титигирова, представляющие разные театры, как когда-то на одном из фестивалей участвовали четыре-пять пьес драматурга Семена Ермолаева. И случайно ли или нет, получилось так, что один фестиваля был посвящен Гоголевской мистерии — спектакли «Страшная месть», «Три ночи». Другой день был посвящен моноспектаклям – «Благословенное откровение», «Папка», «Мой полет».

На мой взгляд, на этом фестивале молодые показали себя готовыми продолжить, начатое в 90-х годах содружество смелых, авангардных творческих людей, которые организовали под руководством идейного вдохновителя Юрия Макарова свободную площадку для экспериментов, новых идей и мышлений. На нынешнем фестивале все спектакли были достойными. Лучших работ было много, но призов оказалось мало. Интересный, содержательный фестиваль всегда рождает что-то новое. Таким был фестиваль «Сата 2018».

Нюрбинский театр как всегда в авангарде. Спасибо ему, что организовал фестиваль и, конечно, спасибо всем участникам, что подарили такие незабываемые дни.

Надежда Осипова