“Цирк Альберти”: фантастическая постановка в Саха театре

“Цирк Альберти”: фантастическая постановка в Саха театре

«Вечер шутов», так называется малознакомый российскому зрителю кинофильм известного шведского режиссера Ингмара Бергмана. Он и стал основой для театральной постановки, которую режиссер Сергей ПОТАПОВ задумал еще в 108 театральном сезоне.

Сюжетная линия кинофильма покажется простой и понятной, но вместе с тем, бергмановская постановка настолько сильна подбором актерских типажей и их игрой, своеобразием киноязыка автора и драматизмом некоторых сцен, что удивляешься, почему же эта кинолента «Вечер шутов» не получила значимых наград. Как отмечают кинокритики, «ценность <фильма> неоспорима: гениальная игра актеров, великолепный и в то же время простой сюжет, непередаваемый контраст между яркими выступлениями и реальной жизнью артистов, простые и понятные жизненные ценности»…

Некая обреченность — играть всю жизнь определенные роли-маски, звучит у обоих режиссеров пронзительной стрункой и на этом фоне рефреном отражается наша жизнь обычных людей, которые без всяких сомнений, полноценные актеры в мире-театре. Но маска, становящаяся судьбой каждого актера, притягивает своей кармической силой безжалостную реальность…

Спектакль, по нашему мнению, показал: Сергей Потапов любит свое дело и людей, которые преданны этому делу. В своем спектакле автор предстает не таким «жестоким» как Бергман, которого больше интересовало нравственное нутро человека: «Как часто яркое и блестящее оказывается серым и тусклым? Все, что ослепляет стороннего наблюдателя, частенько оказывается пустышкой, как наливное бутафорское яблоко, которое непригодно для еды. Так и в фильме Ингмара Бергмана раскрываются карты одного из самых непостижимых театральных явлений – цирка…»

Местами это была снова потаповская ирония, но вместе с тем, там царило лирически окрашенное чувство к дорогому, может быть с детства нашего режиссера. А как еще показать художнику свою любовь, как признаться в этом чувстве к своей работе, чтобы это не породило вульгарность? Ведь ты занимаешься искусством! Нужно всегда делать так, чтобы зрителя это осенило не столько волной сюжета, а обратной волной, почти на уровне подсознания. На таких слоях и строится эстетика театра Сергея Потапова. Его не случайно привлекает жанр трагифарса, когда комедия оттеняет трагедию. Единственно, что наш зритель подчас поддается этой режиссерской провокации и начинает смеяться там, где этого наверное не следовало бы делать, потому что не в той плоскости уже развернулся весь смысл спектакля.

Сергей Станиславович точно знает потенциал своих актеров, даже их скрытый потенциал. Его подбор на роль всегда точен, до легких оттенков того, что ему хочется высказать и до чего докопаться в своем сознании не так то и просто. Актер сам сможет сделать это, вытаскивая разворачивающееся на сцене действо в иное пространство смыслов. Образ клоуна Фроста стал ярким примером подобного актерского свойства. А сыграл его пластичный Роман ДОРОФЕЕВ. «Меня с детства привлекали клоуны, клоунада», как-то заметил наш режиссер. Ему удалось вложить философскую глубину в действие этого персонажа. Слова, сказанные им почти в самом конце постановки о своем сне, лингвистически адекватны словам оригинала у шведского режиссера, но смыслы куда более драматичны по глубине и силе, нежели в фильме Бергмана.

Мизансцены, выстроенные Сергеем Потаповым поражают своей трогательностью. Зоя БАГЫНАНОВА, Ефим СТЕПАНОВ, Татьяна ЛЕГАНТЬЕВА, Геннадий ТУРАНТАЕВ, Лена МАРКОВА, Валентин МАКАРОВ, Михаил АПРОСИМОВ, Иван ПОПОВ, Игорь ГОВОРОВ заслуживают похвалы. Небольшие эстетические элементы этих режиссерских вставок настолько украшают Бергмановскую постановку, что местами кажется, что нашему режиссеру удалось значительно превзойти тему, раскручиваемую шведским постановщиком. Зарисовки Театра Дель Арте умиляют своей двойной глубиной, эти сцены «театра в театре» придают тонкий цвето-тональный рисунок спектакля, наполняют его атмосферой вдвойне усиленного воздействия на зрителя, производящего в своем сознании мистические погружения в сказку грез, одновременно прорезаемую лучом безжалостной реальности. И актерам было где развернуться, местами они упивались игрой, жгли и жили на сцене, которая несколько раз становилась «сценой на сцене».

Айталина ЛАВЕРНОВА, ставшая знакомой нашему зрителю по кинопостановкам якутских кинорежиссеров, сыграла в спектакле настолько органично роль Анны, что зрителю впору задуматься, где же она скрывалась раньше? Она принадлежит очередной молодой поросли, пришедшей совсем недавно в наш драматический театр из АГИиК.

Михаил Егорович СЕМЕНОВ сумел на высоте пережить один из ярких эпизодов в своей актерской карьере, сыграв директора цирка — Альберти. Нам не помнится, чтобы прежде мы его видели в главных ролях, но сейчас он был хорош! Также органичен и спектр его возможностей, продемонстрированный на материале данного спектакля, который именно для этого главного персонажа был головокружителен как по чувственным высотам, так и стремительным темпоральным переключениям. Поздравляем Михаила Егоровича с успехом!

Каждый из зрителей сможет запросто провести параллели с нашей действительностью, с нашими перипетиями жизни всуе, личными переживаниями. А музыкальное сопровождение, бесподобное по точности попадания в тему, помогает этому процессу. Всякий, кто пришел на спектакль, смог увидеть то, что его задевает в действительности — политике, большой и малой, житейских обстоятельствах: изменах, обманах и самообманах, тщеславии и бесчувствии. И на все это у Сергея Потапова своя легкая и добрая ирония, заставляющая нас углубиться в саморефлексию.

Совсем по-другому смотрится спектакль, когда ты являешься свидетелем его рождения на репетициях. Ты начинаешь сопереживать вдвойне, не только персонажу спектакля, но самим актерам, потому что помнишь то, что было у каждого на репетиции немного иначе, и кажется, где-то более удачно, где-то совсем наоборот. На то он и спектакль, что каждый раз, когда его смотришь, он нов, потому что смыслы бесконечны в своих интерпретациях. Пожелаем нашему якутскому зрителю приятных просмотров!

Алексей Григорьевич Пудов,

кандидат философских наук, доцент ЯГСХА