yakutia.info: "«Кээрэкээн»: спектакль о вере, духовных ценностях и будущем народа саха"...

«Кээрэкээн»: спектакль о вере, духовных ценностях и будущем народа саха

YAKUTIA.INFO. Спектаклем «Кээрэкээн» в постановке Руслана Тараховского по одноименной повести Платона Ойунского завершаются премьерные постановки Саха театра, приуроченные к 125-летию со дня рождения писателя. И это завершение, по словам режиссера, довольно символичное, поскольку главный герой спектакля шаман Кээрэкээн является предком Ойунского, которому он и посвятил эту повесть.

Это первая работа Тараховского с произведением Ойунского, что? по словам режиссера, накладывает на него определенную ответственность, но вместе с тем он говорит, что работать было очень увлекательно. В перерыве между последними репетициями Руслан Тараховский рассказал о своем новом спектакле.

«Вообще повесть — это легенда или быль. Я, в свою очередь, очень строго придерживался текста, то есть постарался перенести все то, что было у Ойунского, на сцену. Я вообще как режиссер ставлю на первое место автора, а не свою трактовку. Для меня главное — автор. В инсценировке, которую написала Зоя Гаврильевна Попова, ничего из текста, я считаю, потеряно не было. Ойунский, конечно, велик и я ощутил это в работе над спектаклем. Он как-то сразу начал вести за собой всех нас. Это моя первая работа с этим писателем и я поражаюсь гению этого человека. Он оригинален и пишет очень масштабно. Я давно обратил внимание, что даже в небольших его произведениях это все заметно».

«Если говорит о «Кээрэкээн», то он написал эту повесть в 1936 году, незадолго до того, как был арестован. То есть, он, видимо, предчувствовал это и написал  произведение, может быть, как завещание будущим поколениям. А в  повести заложено многое – она о якутской вере. Там есть такая фраза о том, что наши потомки должны ставить во главу угла духовное и перестать «съедать» друг друга, должны стать единым народом. В произведение уделено внимание Олонхо, кузнечному  делу и шаманству — как главным ценностям народа Саха.

Но с другой стороны, он понимал, что нужен некий фон, «экшн», как говорят сейчас, и поэтому действие происходит как раз на фоне противостояния боотуров.  А это было и во времена Тыгына, и во времена Ойунского, и продолжается до сих пор. Ведь так было — великих зачастую «съедает» кучка каких-то людей. А вначале повествования Кээрэкээн собирает людей и уходит на другой берег Лены в поисках Земли Обетованной, прямо как Моисей. И вот Кээрэкээн послал табун коней, сказав, что, где он остановится, там и будет эта земля. И это была Таатта. А там недалеко от Черкеха есть алаас, где они обосновались. Вообще получается, что Кээрэкээн был предком Кулаковского, Алампы и Ойунского. И это, как мы понимем, очень важно».

Над сценографией в спектакле работала художник Екатерина Шапошникова. Чтобы вдохновиться и найти нужное решение, они вместе с Русланом Тараховским поехали на родину Ойунского, где по преданию как раз и был алаас Кээрэкээна. Отсюда в оформлении спектакля, пронизанного духом шаманизма и традиционной культуры, и появились все эти элементы, взятые от костюма шамана, а также интересные особенности таттинских балаганов.

«Там есть дом Олонхо, построенный сто лет назад, и построен он интересно – при помощи так называемого ласточкиного хода, когда сначала строят углы. Таттинцы очень гордятся этим. Эти углы нам очень понравились, и мы перенесли их на сцену. Их очень легко трансформировать и мы их, я считаю, очень хорошо обыграли, потому что у нас есть такой путь, который идет со сцены в зрительный зал, по которому ушли люди с Кээрэкээном за реку. А вообще мы хотели, конечно, передать дух древности и здесь, разумеется, не обошлось без шаманской атрибутики», — рассказывает художник.

Резюмируя главные идеи повести и, соответственно, своего спектакля, Тараховский приходит так или иначе к вопросу о потере идентичности. И из книги переносит на сцену неутешительные выводы, главным образом касающиеся будущего Якутии и народа Саха.

«Когда Кээрэкээн уходил с людьми на другой берег, то они сделали символический акт – забинтовали чороны. А что такое чороны — это символы веры. И они как будто их спрятали до лучших времен. От бед, междоусобиц. А спектакль, как я говорил, — он о вере. А сейчас как никогда мы должны опираться на духовные ценности, на нашу веру. И только так, я считаю, будет возможно развитие. Это спектакль о вере, языке, культуре народа саха. И, разумеется, в финале мы не случайно ставим на сцену песочные часы в окружении символов нашей культуры. А почему появляются эти песочные часы? Это должен додумать зритель. Вообще у Николая Гумилева есть мысль, что народы исчезают. Земля у нас здесь большая. Настают такие времена, когда ставится вопрос о будущем народа саха. Об этом спектакль».

Текст и фото Ивана Баркова

ссылка:http://yakutia.info/article/186439