Якутия Инфо: Персонажи Пиранделло нашли автора в Саха театре

YAKUTIA.INFO. В Саха театре состоялись премьерные показы спектакля «Шесть персонажей в поисках автора» (Или случай в театре) по пьесе Луиджи Пиранделло в постановке Андрея Борисова и Романа Дорофеева.

На сцене обычная репетиция. Артисты готовятся, собираются. Мы видим некий традиционный театр, здесь, судя по костюмам, с неким восточным колоритом. На сцене три пространства – реальная жизнь или зрительный зал, сцена, на которой играют и сцена иллюзорная. И вот из этой последней в реальный мир и врываются шесть так называемых персонажей (или же реальный мир вторгается в пространство театра?) и начинается игра, находящаяся на стыке мира иллюзорного и реального. И где заканчивается иллюзия и начинается реальная жизнь, которую не сыграть? Ведь там живые эмоции, а смерть перестает быть атрибутом хорошо сыгранной актером роли. А артистов в трупе театра, кстати, как раз тоже шесть.

Спектакль по пьесе Пиранделло, поставленный в Саха театре Андреем Борисовым и Романом Дорофеевым (указано соответственно режиссер-постановщик и режиссер), очень сильно заставляет задуматься, а в некоторых местах обнажает чувства до предела. Повествование в пьесе развивается стремительно и за, казалось бы, шутками и театральными интригами, которые происходят за кулисами этого театра, стоит драма, которая как раз приходит из реальной жизни и разворачивается на сцене. И драма эта, конечно, выходит за рамки семейного круга (Эти шесть персонажей это одно семейство), за ней стоит драма общественная, и как бы это тривиально ни звучало, в наше переполненное такими заявлениями время, явно указывает на кризис духовный, в котором находится общество в целом.

Но, несмотря, на трагический финал, который, впрочем, тоже не дает ответа, насколько все из случившегося и показанного «персонажами» было реальным, в спектакле много юмора и иронии (в первую очередь касающегося слишком наигранного и притворного театра, потерявшего всякую связь с настоящей жизнью) и пьеса Пиранделло действительно такова и она, в этом смысле, может вполне называться комедией, такой же комедией как, например, и «Чайка» Чехова. В общем, спектакль яркий, совершенно не скучный и с довольно глубоким психологическим подтекстом. А появление в финале на «иллюзорной сцене» уже не персонажей, которые даже живее людей (человек смертен, а персонаж вечен), а манекенов, повторяющих образы этих персонажей, создает почву для трактовок. Люди перестают быть людьми?

Этим спектаклем, кажется, Борисов хочет провести опять же такую черту между эпическим театром, который всегда или почти всегда есть на сцене Саха театра (за исключением большей части спектаклей Сергея Потапова) и который как будто бы воплощают актеры в этих белых одеждах из спектакля, и другим театром —назовем его интеллектуальным, более приближенным к реальной жизни, который врывается на сцену в виде этих шести персонажей, нарочито одетых в европейские костюмы. Сам художественный руководитель театра уже не раз говорил, о том, что Саха театру нужно идти в сторону европейского театра и вот, кажется, что с этим спектаклем, возможно, что новый путь начинается.

Это, конечно, не говорит о том, что подобных «европейских» спектаклей не было. Были, конечно. Но сам Андрей Борисов говорил о некой концептуальной перемене. И вот эта работа как раз вписывается именно в этот переход. Другое дело, что художественный руководитель рассуждал о том, насколько готов зритель Саха театра к таким переменам. И вопрос идти ли на поводу у зрителей, которые может быть хотят театр «попроще» или же вести вместе с подобными спектаклями зрителя куда-то в другую плоскость был открытым. Но можно сказать, что, судя по реакции зрителей на спектакле, можно вполне выбрать как раз второй путь.

Очень хорошие в спектакле актерские работы. Айталина Лавернова в роли дочери сверх убедительна, она еще раз показала все свое актерское дарование, тем более, что такие роли на грани помешательства от спектакля к спектаклю у нее получаются неизменно хорошо. Очень интересен Альберт Алексеев, который как будто бы раскрылся в этой непростой роли отца — с иголочки одетого господина и наверно главного виновника разыгрывающейся семейной драмы, действительно очень хорошо (несмотря на то, что по возрасту он не совсем подходит). А Айаал Аммосов в роли режиссера (в роли Андрея Борисова?) кажется, снял костюм шамана и перенесся в этот спектакль из «Желанного голубого берега», и это точно его роль – такого немного отстранённого, но находящегося в поиске режиссера-творца. Появление на сцене ярко разукрашенного Геннадия Турантаева вызывает бурю смеха у публики — настолько комичен его образ в роли мадам Паче, которая в пьесе плохо говорит по-итальянски, являясь испанкой, а здесь она по воле авторов спектакля сахалярка и говорит на совершенно непонятном языке. Кстати, этот образ несколько напоминает роль Турантаева в спектакле «Мой друг Гамлет», где артист в одном из эпизодов исполняет роль одного из артистов приглашенной Гамлетом актерской труппы. Это некий диалог с Потаповым по вопросам такого эпатажа публики?

И кстати на этом сравнение с работами Потапова не заканчиваются. Видимо то, что над спектаклем работал Роман Дорофеев (как один из главных артистов Потапова), оказало влияние на некоторые из его особенностей этой постановки, но это влияние, которое можно разглядеть в спектакле, никоим образом не влияет на целостность спектакля. В нем, в отличие от постановок Сергея Потапова, когда не всегда ясно (без сюрреализма, фантасмагории и прочего аппокалипсиса), что происходит на сцене, все понятно и текст пьесы, а вместе с ним и идея, остаются такими, какие они есть у Пиранделло. И вместе с тем надо сказать, что замечательно, когда происходит такое взаимопроникновение и какие-то детали переходят от одного постановщика к другому. Тем более, когда они того достойны.

Еще можно добавить, что в спектакле очень добротная сценография, где нет никаких нагромождений — просто две сцены и более ничего (при выразительном свете), а также сделанные со вкусом костюмы, в особенности эти интересные белые одежды, наподобие кимоно и конечно экстравагантный в своей безвкусице наряд мадам Паче.

Спектакль этот, несомненно, один из лучших у Андрея Борисова и смотрится он очень свежо. Тут впрочем, сказывается и работа Романа Дорофеева – здесь как раз тот случай, когда опыт и некое «новое видение» объединяются и получается очень достойный результат. Нельзя не вспомнить, что два года назад они уже делали спектакль по другой пьесе Пиранделло «Гиганты горы» и тогда Роман признавался, что это для него хороший мастер класс. Теперь, очевидно, что он не только помогал мэтру. И он, будучи действительно талантливым артистом, в последние, кажется два года, превращается еще и в интересного режиссера.

После спектакля состоялось обсуждение. Андрей Борисов как раз, обращаясь к публике, сказал, среди спектаклей которые, скажем так, более традиционны для сцены Саха театра – по литературе Саха появился вот такой спектакль по Пиранделло или, например, «Гамлет» Потапова. Зрители, делясь своими впечатлениями по поводу увиденного, говорили среди прочего о том, что этот спектакль не похож на другие работы Борисова, но вместе с тем очень интересен, а также и о падении нравов, вынесенных на сцену этим спектаклем и том, как это очень точно показано. Можно сказать, что публика благосклонно приняла эту работу. Во всяком случае обратного никто не сказал.

«Наш зритель не должен просто сопереживать судьбе наших якутских героев, но еще должен размышлять и воспринимать такую как в этом спектакле интеллектуальную драматургию как свою, как близкую себе. Эта пьеса написана сто лет назад, но она о ведь о нашем времени. И на самом деле такой театр он понятен. Я это знал, а теперь убедился» — обратился Андрей Борисов к зрителям и уже не без юмора под аплодисменты поддержки заявил, что сделает еще один спектакль по Пиранделло, добавив о том, что такие зрительские конференции будут постоянными. И нужно признать, что подобная практика нужна.

А вот что о спектакле говорит Роман Дорофеев — «С начала, когда мы прочитали эту пьесу, то ничего не поняли. Но потом все мы начали в нее влюбляться. И с каждым прочтением мы открывали в тескте что-то новое. И думаю, что мы открыли Пиранделло по-новому. В пьесе есть проблема отцов и детей. У детей какая-то своя жизнь идет и родители ее не видят. Родители заняты собой. А потом могут произойти трагические события. Это нас очень задело. И мы хотели это как раз раскрыть».

Вообще само по себе замечательно, что Саха театр открывает для своего зрителя имя Пиранделло и тем более, когда из пьесы этого итальянского драматурга получается такой сильный и вполне своевременный спектакль.

Текст и фото: Иван Барков